Сталинская архитектура

До середины 1930х годов в СССР, как и в большей части западной Европы, стремительно развивался архитектурный авангард. Архитектура была лишь одним из ответвлений единого художественного процесса, происходившего в СССР мощно и самобытно. Политические изменения, совместное построение новой жизни, стремление к новым прогрессивным идеалам – всё это сделало советский авангард первой трети XX века очень насыщенным и богатым на таланты. Если Вы не знакомы с этим художественным направлением, очень высоко оцениваемым во всём мире, сходите в Новую Третьяковскую Галерею – там Вы сможете оценить полотна и увидеть разнообразие этого художественного направления.

Здания до середины 1930х годов, хотя и построены во время сталинского режима, не обладают тем специфическим стилем, отличающих «сталинские» здания от других. В качестве примеров можно привести «Дом на набережной», построенный в 1931 году, конструктивистский Текстильный институт, законченный в 1938.
В 1934 году были созданы Академия наук СССР и Союз Архитекторов СССР. Задачами новых институтов стало создание крупных архитектурных комплексов общественного назначения: дворцов культуры, индустриальных центров, спортивных комплексов. Отличительной чертой нового подхода к работе было то, что создание и воплощение этих проектов должно было происходить коллективно. Это стало началом перехода к новой архитектуре. Тогда как до Союза Архитекторов проекты были авторскими, теперь они стали коллективными – продуктом крупных творческих мастерских под руководством лидеров-архитекторов.
Павильоны СССР на Всемирных выставках 1937 и 1939 годов окончательно утвердили существование нового стиля. В 1938 году началась застройка крупных московских магистралей (ул. Горького (Тверская), Дорогомиловская (Кутузовский проспект), Большая Калужская (Ленинский проспект).
Довоенная архитектура сталинского периода имеет свои отличительные черты – в ней прослеживается переработка стиля ар деко (напр., жилые дома на Патриарших прудах – см. фотогалерею), отголоски конструктивизма (Яузский бульвар дом 2 – не месте бывшего Хитровского рынка), встречаются элементы венецианского и средиземноморского стиля – вытянутые арки, фрески (дома первой застройки Ленинского проспекта, а также см.фото).
Вторая мировая война, затормозив архитектурные (как и прочие) процессы, подтолкнула архитекторов к созданию проектов послевоенного восстановления городов и создания мемориальных сооружения для увековечивания памяти героев войны. Эти проекты активно разрабатывались уже с 1943 года, что позволило построить их после окончания войны в короткие сроки.
После 1945 года архитектура стала одним из приоритетных направлений народного хозяйства. Она стала средством внушения оптимизма, уверенности в скорейшем восстановлении страны. В этом смысле монументальность сталинской архитектуры стала средством пропаганды. Архитектура кольцевой линии московского метро (первой линии, построенной после войны) была посвящена восславлению победы и счастливой мирной жизни. Самые известные сталинские здания – московские высотки – были построены в 1947-1955 годах и являются «визитной карточкой» позднего сталинского ампира. Массивные резные карнизы, крупные статуи, шпили, картуши и колонны, применение мрамора для отделки фасадов и светлого отделочного камня – эти детали делают сталинские здания узнаваемыми. Монументальность общественных зданий, нацеленность на создание доминант города – эти задачи решались архитекторами послевоенного сталинского ампира.
С другой стороны, огромная часть жилого фонда в стране была разрушена во время войны. В городах, бывших под оккупацией, потеря жилого фонда составляла до 90%. Тогда как архитектурная мысль западных европейских стран была направлена на развитие панельных быстровозводимых конструкций (для решения тех же проблем с восстановлением жилья), сталинская архитектура была менее всего заточена под быстрое, простое, дешёвое жильё. Единственные попытки и эксперименты, нашедшие своё оформление в реально построенных зданиях, принадлежали архитекторам, впоследствии разрабатывавшим хрущёвские пятиэтажки. Например, здания рядом с метро Полежаевская (ул. Куусинена, 7) выглядят «сталинскими», но реально являются панельными, а не кирпичными. Однако, эти здания разрабатывались как экспериментальные, одноразовые, не поточные проекты.
Таким образом, в послевоенное десятилетие в жилищной архитектуре сосуществовали две тенденции. Одна — это поиски триумфальных архитектурных решений. Эта тенденция рассматривала архитектуру прежде всего как искусство, и выносила на первый план художественно-образные задачи, в решении которых следовало опираться на классическое архитектурное наследие, что шло вразрез с задачами массового строительства, его типизации, индустриализации, снижения стоимости. Вторая тенденция предполагала скромную, деловую работу над новыми методами проектирования и массовое строительство жилых зданий. Она способствовала развитию типового проектирования, унификации строительных конструкций и изделий, снижению стоимости, сокращению сроков строительства. Благодаря всему этому была подготовлена научная и практическая база для перехода к массовому индустриальному жилищному строительству.

Комментарии запрещены.